Владимир Левачев: «Государство должно продумать, по каким правилам мы будем работать в сельском хозяйстве»

Владимир Левачев: «Государство должно продумать, по каким правилам мы будем работать в сельском хозяйстве»

Сегодня наш собеседник — депутат Архангельского областного Собрания депутатов от Каргопольского и Коношского районов, председатель комитета по аграрной политике, рыболовству  и торговле Владимир ЛЕВАЧЕВ.

 — Владимир Григорьевич, Каргополью, можно сказать, повезло — сразу два депутата представляют район в Облсобрании, вы и Алексей Макаров.  Есть кому лоббировать наши интересы, в том числе и в развитии сельского хозяйства.

— На всех совещаниях, когда речь идет о финансовой помощи районам, стараюсь доказать, что надо помогать Каргополью. Делаю это не голословно, а обоснованно: если где-то нужны огромные деньги чтобы тянуть социальную сферу — строить школы, детские сады, Дома культуры, то в Каргопольском районе в крупных пунктах все это уже есть. Не надо выделять государственные средства на решение социальных проблем. И впредь, если будут какие-то большие вложения в сельское хозяйство, будем с Алексеем Макаровым, депутатом Облсобрания, отстаивать, чтобы значительная их часть досталась Каргопольскому району.

Надо помнить историю своего края. Когда-то Каргопольский район сеял 15 тыс. га одних зерновых, не говоря уже о травах. Это много. Даже если взять минимальную урожайность 10 центнеров с гектара, и то получим 15 тыс. тонн зерна — целых 5 железнодорожных составов! Так что сельское хозяйство здесь надо восстанавливать.

— С этим утверждением вроде бы все соглашаются, но пока  кардинальных сдвигов не наблюдается, инвесторы сюда не спешат.

— Инвестор инвестору рознь, надо чувствовать опасность. Может случиться так,  что инвестор оформит на себя землю, а потом эта земля не будет работать. Такой случай был у нас в Коношском районе. Или инвестор использует эту землю как залог для получения кредита. Чисто случай помешал, что там не до конца оформили землю на Подгорнова.

— С этим инвестором поначалу и в нашем районе связывали много надежд.

— Когда он зашел в Коношский район — народ всколыхнулся. Что бы ни говорили,  аграрий он очень сильный. У него в Коноше была закуплена техника на 60 миллионов рублей, часть ее он перебросил сюда. Когда Коношу стал поднимать, почувствовали, что земля  стала оживать. Он 400 га сразу перепахал, обновил. Капитально отремонтировал ферму, поставил там скот, сделал его содержание беспривязным с доильным залом.

В Каргопольском районе тоже привел в порядок немалые площади земли, прежде запущенной и заброшенной. Перепахал, камни убирал. Честно говоря, не знаю причины, почему у него так все завалилось. Видимо, просто не просчитал все до конца, не оправдался расчет вернуть кредиты, поэтому полетели все хозяйства, которыми он руководил.

— В последнее время все чаще слышатся речи о том, что ставку в развитии района надо делать на туризм.

— Туризм должен развиваться как вспомогательная статья доходов. А основное богатство района — это все же земля. Лес интенсивно вырубается, он не вечный. А земля — вечная. Я считаю, что государство должно тщательно  продумать, по каким правилам мы будем работать в сельском хозяйстве. В нашей истории много примеров, когда они менялись. Возьмем 20-е годы прошлого столетия. Страна была разутая, голодная. Ленин принял решение изменить экономическую политику, заменил продразверстку продналогом, и через два года все изменилось в самую лучшую сторону. Надо принять такие законы на уровне страны, которые стимулировали бы людей работать на земле. Пока это до конца не продумано.

— В развитии сельского хозяйства много значит государственная поддержка. Ощущают ли ее аграрии нашей области?

— Большая роль губернатора Архангельской области Игоря Орлова в том,  что он уделяет большое внимание сельскому хозяйству. При всех недостатках бюджетных средств ежегодно сотни миллионов рублей направляются на его развитие. Года 3—4 назад было принято решение дополнительно платить  по 4 рубля за каждый литр произведенного молока из областного бюджета. По этому поводу даже среди депутатов Облсобрания можно иногда услышать мнение: мол, аграрники забирают деньги, которые идут на прибыль. Это в корне неверное утверждение. Аграрники забирают деньги, которые идут на развитие производства.

Когда пошло перевыполнение плана, дополнительно  выделили 93 млн рублей из бюджета, чтобы сдержать слово и выплатить эти 4 рубля за каждый литр молока. И в декабре прошлого года  было принято такое же решение о дополнительном выделении на эти цели 51 млн. рублей. Получение оставшейся суммы было перенесено на 1 квартал нынешнего года.

Так что губернатор ведет себя последовательно. Мы на комитете по этим вопросам много раз собирались, приглашали министра финансов, других работников исполнительной власти. Принимали такие решения, чтобы аграрники чувствовали нашу поддержку. Если они будут знать, что  денежные средства, которые у них условно заложены в доходы, придут к ним, они смелее будут работать. А если  деньги им не поступят, производство молока моментально упадет. Тут одно с другим связано. Мы же не говорим,  что эти 4 рубля они получают и тратят только на сильные или грубые  корма. Все денежные средства идут в обороте. Сегодня ему надо подлатать ферму, завтра — кровлю заменить, послезаватра — попытаться внедрить какую-то новую технологию. Все сейчас деньги считают.

— У нас в области ведущее место в развитии сельского хозяйства занимают два района — Устьянский и Вельский. У них новые технологии, поточно-цеховая структура производства молока и мяса, доильные залы,  беспривязное содержание скота,  роботизация… Как им удалось так вырваться вперед?

— Они просто не упали до таких пределов, как Каргополь. Я полагаю, что они сделали себе основу тем, что параллельно занимались лесозаготовками в больших объемах,  и у них вследствие этого была хорошая финансовая поддержка. В Каргополе, к сожалению, аграрники не так активно занимались лесом или, может, им не давали этим заниматься. То есть, чтобы держаться на плаву,  должен быть дополнительный источник финансирования. У нас, как и во всем мире, аграрники без помощи государства работать не могут.

Но не надо думать, что на других территориях области все так уж печально. Следом за Устьянским и Вельским районами  движение наметилось в Холмогорском и Каргопольском. Надо сказать, что и районные власти не должны стоять в стороне от этого процесса. Многие вопросы можно решить на уровне района. Не спорю, требовательность вышестоящих органов должна быть. Но если власть требует молоко и мясо, нужно дать встречно поддержку, чтобы низовые подразделения работали и выполняли ту задачу, которую она же ставит перед ними. Норматив по продовольственной безопасности в нашей стране установлен на уровне 90 процентов, но пока составляет только лишь 79 процентов. У нас по области — 52 процента. То есть поле для деятельности в аграрном секторе есть, и не маленькое,  надо развиваться и развиваться, чтобы мы своим молоком и мясом обеспечили свое же население.

Сбалансированные корма, племенная работа, надежные кадры — вот три столпа, на которых стоит животноводство. Впервые за последние 15 лет мы в 2016 году в области достигли такого внушительного валового производства молока — более 102 тыс. тонн. Такое было только в советской истории. И второй показатель, который тоже впечатляет, — надой на одну фуражную корову 6,5 тыс. литров молока.  В советское время  к орденам и медалям представляли животноводов, которые по 3 тыс. литров надаивали.

Я 14 лет напрямую занимался аграрными делами, 7 лет был председателем колхоза и понимаю, скольких трудов стоило Алексею Юрьевичу Макарову поднять из небытия хозяйство и построить новую ферму. Пусть она построена не по новейшей технологии, как в Вельском или Устьянском районе, где используется роботизация, где доярок как таковых уже нет — есть операторы. Я был на тех фермах, когда их запускали в эксплуатацию, это сказка! Но надо отдать должное и нашему каргопольскому аграрию. Непростое это дело — все просчитать, изыскать денежные средства, построить фактически новую ферму, закупить и установить оборудование, найти людей. Мы обсуждали тему развития его агрохолдинга, еще когда были кандидатами в депутаты. Я ему говорил: «Чтобы твое маслодельное производство работало, надо чтобы было свое молоко». Я рад, что он  начал развивать эту идею. Если бы, конечно, у него было пять или десять таких ферм, тогда бы он спокойно  занимался переработкой молока и не думал о том, что народ останется без работы.

— Так может лиха беда начало?

— Опять-таки исхожу из того, что в свое время занимался сельским хозяйством, как говорится, потрогал его своими руками. У агрохолдинга сейчас 2,5 тыс. га земли, 500 голов скота. С этой землей можно содержать гораздо большее поголовье. Техника у него есть, и я думаю, что он к этому подойдет. Как нас учили на занятиях по политэкономии, главным средством производства в сельском хозяйстве является земля, это  главная опора для любого агрария. В агрохолдинге идет увеличение пахотного клина, обновление полей. Есть поля, которые 20 лет не пахались. Так какая трава там может быть? Макаров сейчас предпринимает большие усилия, чтобы перепахать и обновить землю, чтобы посеять однолетние — или с подсевом трав, или в чистом виде. Это большое дело для создания нормальной кормовой базы. Я уверен, что 2,5 тыс. га земли могут спокойно прокормить 1, 5 тыс. животных,  основа для этого есть.

В этом году из-за сложной финансовой ситуации областной бюджет не может платить за произведенный литр молока столько, сколько аграрники получали в прошлые годы. Да и погода внесла свои коррективы по созданию запасов кормов на зимовку. Есть хозяйства в области, которые заготовили собственных кормов по 12 центнеров кормовых единиц на условную голову. Это очень мало. Но мы помним, что и в прошлые десятилетия такие годы были. Но этот натиск природы аграрники успешно преодолевали, преодолеем и сейчас.

— Не собираетесь переехать в Каргополь на постоянное место жительства?

— Нет, переезжать в Каргополь я не собираюсь. Родом я из Коноши, 27 лет живу в Архангельске, но полжизни провожу в машине. То Каргополь, то Устьяны, то Вельск, то Коноша —  моя малая родина, где в сельском хозяйстве тоже не лучшая обстановка. А Каргополь люблю, прирос к нему душой. Почти 20 лет на этой земле работаю, людей знаю, стараюсь помочь, чем можно, поддержать район. Отношение к нам, дорожникам, всегда было хорошее, да и я по натуре человек неконфликтный. Потому что если начнешь конфликтовать, по-кривому решать вопросы, ничего хорошего не будет.

Источник
Метки:

Комментарии (0)

  • Нет комментариев.

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут осталять комментарии.