Андрей Агапитов: «Моя мечта — увидеть Каргополь с набережной, утопающей в зелени кустов и цветов»

Андрей Агапитов: «Моя мечта — увидеть Каргополь с набережной, утопающей в зелени кустов и цветов»

Когда я узнал о планируемой реконструкции набережной, я был уверен, что возникнет волна противоречивых суждений и часть горожан обязательно будет защищать каждое дерево, мотивируя это якобы железными аргументами. Из-за болезни я не смог поучаствовать в общественном обсуждении проекта реконструкции набережной. Организаторов реконструкции уже призывают «опомниться». Что могу сказать…

Давайте посмотрим на эту ситуацию с исторической, архитекурной и практической стороны — только факты.

Сейчас город находится в очень запущенном состоянии. Всем, кто пишет в газету об «утопающем в зелени Каргополе» начала прошлого века, советую открыть книги и посмотреть фотографии города начала XX века. Путешественники писали, что он выглядит уютнее и благоустроеннее Петрозаводска и Архангельска, при этом деревьев на площадях, и тем более набережной, почти не было! Это не было предусмотрено при проектировании площадей и улиц в XVIII веке. Большой парк планировался в районе Валушек, но идея, к сожалению, не была реализована. Каргополь называют памятником градостроительного искусства именно потому, что здесь удачно вписаны средневековые площади в регулярную планировку XVIII века. Город, возможно, и утопал в зелени, но качество ее было совсем другим. Это были «сады простых дерев» Ешевских, Серковых, Немчиновых и других горожан. Их содержали купцы. Заметьте, содержали! За высаженными деревьями нужен уход. Это ответственное дело. И оно требует денег на посадку, уход и утилизацию.

Каждое лиственное дерево дает десятки килограммов мусора за сезон. Сосчитайте все деревья, которые сегодня выросли стеной на центральных площадях и набережной. Вы наивно думаете, что этот мусор убирают. Пройдите по бетонному тротуару мимо Соборной площади (от киоска) и обратите внимание на бровку. Многолетняя утрамбованная грязь в некоторых местах уже скрыла полширины тротуара и поросла травой. Или обратите внимание на тротуары во время цветения берез и тополей. А также поинтересуйтесь у дирекции Каргопольского музея о негативном влиянии деревьев на архитектурные памятники. Об этом есть исследования. У нас переувлажненный климат и огромное скопление деревьев микроклимат не улучшает. Или поинтересуйтесь научно обоснованными «Нормами посадки деревьев и кустарников городских зеленых насаждений».

Вот цитата из анализа состояния насаждений в российских городах советского периода, проведенного в 1987 году по заказу министерства ЖКХ РСФСР: «В большинстве городов преобладают загущенные насаждения с высокой плотностью посадки». Делаю вывод, что в советское время в историческом центре Каргополя (согласно вышеупомянутым Нормам) «несоблюдение основных принципов при подборе и сочетании древесно-кустарниковых пород привело к созданию запущенных, малодекоративных, распадающихся насаждений. Следствием этого является потеря декоративности зеленых насаждений, снижение уровня комфортности, а также микроклиматической и санитарно-гигиенической функции насаждений».

В деревнях Каргополья до советского времени тоже почти не сажали деревьев — об этом говорят фотографии, сходите в музей и посмотрите. Наверное, крестьянам было известно про вред от лиственных деревьев рядом стоящим строениям. А может быть им в голову не приходило тратить время на посадку деревьев и уход за ними, если кругом в лесу их десятки тысяч. Это я к тому, что, по мнению некоторых «специалистов», мы умрем от кислородного голодания без двадцати деревьев на набережной, или от солнечного удара, когда у нас на севере лето, или от пыльных бурь, или нас ветром сдует, или Онега пересохнет, или… или...

Вот в газете иногда ссылаются якобы на мнение туристов. Я работаю с туристами и могу привести их мнение. Спросите их, что лучше всего видно с Соборной колокольни, кроме Соборной площади. Ответ: река, деревья и магазин «Апельсин». Даже купеческие дома на площади почти не видны. Не верите — сходите и посмотрите сами (летом!). Я еще помню время, когда Саунино было видно. А посмотрите фотографии с колокольни начала XX века — дух захватывает! Особенно красиво смотрелась южная часть города с Красной горкой и старой торговой площадью. Я помню вид на город с теплохода, подходящего к пристани. Каргопольцы, этого вида уже нет! Место, где была карусель, теперь все засажено березами, а рядом с местом, где на берегу был пивбар, выросла роща тополей, закрыв с пристани весь вид на площадь.

Если вы фотографировали Каргополь в 60—80-е годы XX века, достаньте эти фотографии и сравните с современным видом. Таких шикарных панорам уже нет, все заросло тополями и березами. И они продолжают расти. Я показывал мою любимую современную фотографию Андрея Карачева американцам на Аляске. На фотографии — заснеженная центральная площадь со стороны реки. Мне фотография нравится, потому что я привык к этому виду. А американцев она шокировала — город выглядит мертвым и заброшенным. Будто люди ушли отсюда много лет назад и на месте города вырос лес…

Мне иногда кажется, что высадка лиственных быстрорастущих деревьев в непосредственной близости от храмов в Каргополе была как-то связана с борьбой с религией в советское время. Может быть, жители об этом не задумывались, но райком партии их направлял… Не хочу осуждать наших отцов и дедов. У них было свое понятие о благоустройстве «по-советски». Я вспоминаю письмо нашего знаменитого северного писателя Федора Абрамова к землякам в деревню Веркола, в котором он с сожалением пишет, что все благоустройство деревни свелось к тому, что возле клуба «понатыканы» березки. У нас с советских времен слова «благоустройство» и «озеленение» железно связаны с непременной посадкой деревьев. Непременно больших, лесных, и чем кучнее, тем лучше. А что с деревьями будет дальше — никого не волновало. Вот поэтому мы сегодня ломаем голову, что с этим делать. А со временем деревья стареют и проблема будет только усугубляться.

Моя мечта — увидеть Каргополь с захватывающими панорамами открытых площадей и набережной, утопающими в зелени кустов и цветов. Я, кстати, не очень понял замысел проектировщиков набережной. То, что осталось сегодня от зеленых насаждений, выглядит достаточно смешно (на мой взгляд). Я бы продолжил работу и оставил только елки возле памятника Баранову. И больше не надо сажать больших лесных деревьев на набережной — только цветы, зеленая трава, декоративные кусты и невысокие деревья. Слышал, что придумали садить сосны. Зачем?! Сходите на Игумениху, если уж захотелось погулять среди сосен. Сосен в центре Каргополя никогда не было! Не ломайте исторический облик. Этот облик, возможно, самая большая ценность нашего города, которая в будущем будет приносить доход.

И еще. Предвижу возмущение. Я сейчас не призываю вырубить все деревья в Каргополе (наверняка, кто-нибудь именно так и подумает). Я говорю прежде всего о набережной и площадях, на которых исторически деревьев не было (Троицкая, Воскресенская, старая Торговая и Соборная). В этих местах нужно постепенно по-другому решать вопросы озеленения и благоустройства. С помощью кустарников, газонов, декоративных невысоких деревьев и цветов, цветов, цветов…. И хорошо, что работа хоть как-то идет.

Хотя, если честно, я особо ни на что не рассчитываю. Мы часто хотим как лучше, а получается как всегда. Я побывал в достаточно большом количестве стран, я работаю с туристами в Каргополе, в том числе и с иностранными, и знаю их впечатления о нашем городе. Смею утверждать, что Каргополь может стать достопримечательностью европейского уровня. Увы, я и мое поколение этого уже не увидим. Поэтому для меня в душе Каргополь — город, которого нет. Когда я хожу по улицам, я представляю себе совсем другой город. И туристов призываю абстрагироваться от действительности, иначе картина получается достаточно мрачная.

Андрей Агапитов.

Источник
Метки:

Комментарии (0)

  • Нет комментариев.

Добавить комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут осталять комментарии.