Сказ о Севере

КИМАЕВ Юрий Иванович | 01.01.1970 | Автор: - -

СКАЗ О СЕВЕРЕ

К 85-летию художника Ивана Семёновича Котова

Из дневника Ю.И.Кимаева

 

На здании базовой школы Каргопольского педколледжа имеется скромная мемориальная Доска, на которой значится: известный художник Иван Семёнович Котов работал в этом здании в 1950-1957 годах.
Все каргопольские художники считают себя учениками Ивана Семёновича.
Многие каргопольцы побывали в нашем доме, чтобы ознакомиться с альбомом его фотографий, выставочными каталогами, с перепиской. подаренными картинами.
Выполняю просьбу тех жителей, которые хотели бы узнать о последнем десятилетнем периоде жизни художника, связанном с Кольской землёй и о его персональной североморской выставке картин.

27 июля 1979 года.

Поздно вечером раздался звонок – из Архангельска прилетел Иван Семёнович. Заговорил он сразу в прихожей: «Я вас приветствую, дорогие мои! А у вас тут холодно в зените лета. Я вот с собой тёплой одежды не взял. Стол не накрывайте: съем только тарелку супчика.» (Всю жизнь художник довольствовался «тарелкой супчика»)
– Телевизор не включайте: не люблю шума, мешает сосредоточиться.
Подкрепившись и получив тёплую одежду, Иван Семёнович благодарно сказал хозяйке дома: «Вот за это русское спасибо. Понравился суп. Давным-давно такого не ел. И помидоры ем в этом году первый раз. Ничего спиртного попрежнему не употребляю. Теперь буду рассказывать о своих замыслах.»
– Главное для меня – написать портрет Командующего флотом. Сеансов 7-8 понадобится, а может быть, и больше. Как всегда, у Владимира Николаевича времени в обрез. Два месяца поработаю над этюдами: надо написать набережную в Североморске для картины, заводские краны, корабли на рейде, моряков, скалы, камни, сопки, белую ночь. Мне не нужна солнечная слащавая погода, чтобы не мешала передать суровость края… Три картины отправляю в Москву на выставку «Голубые дороги». Достал хорошие французские краски – «Рембрандт».
Осмотрев с чувством восхищения новый морской вокзал из стекла и бетона, Иван Семёнович поднялся к памятнику с пушкой, защищавшей Североморск. Он сформулировал свой новый замысел: «Вот отсюда при пасмурной погоде сделаю этюд. А какая мощь рядом! Свои шеи вытянули четыре подъёмных крана завода. Здорово! Индустрия в сопках! Ниже –водная гладь Кольского залива и заросли Иван-чая. Ни у одного художника не встретишь такого. Вот это и будет ещё одно моё художественное открытие! С утра в понедельник ухожу сюда на работу.»
Во дворе одного из домов женщины развешивали бельё. В субботний день в дома подавалась горячая вода, и в каждом доме начиналась генеральная стирка. Иван Семёнович остановился как вкопанный, очарованный увиденным. В чём увидел он красоту? В фигуре женщины, прижавшей к бедру эмалированный тазик с чистым разноцветным бельём. В энергичной походке женщин, направлявшихся к натянутой между столбами верёвке, красоту в скалах.
Иван Семёнович решил на холсте запечатлеть ещё и эту картину: «Вы посмотрите только: кругом же красота! Североморск – город красивых женщин! Красота – в каждой женщине!.. Красота и в разноцветном белье, которое полощет ветер. Я должен суметь передать красками и порыв ветра.»
Иван Семёнович попросил нас проводить его до дома, где ему была выделена квартира. Мы поднялись на шестой этаж вновь построенного девятиэтажного и ещё не заселённого дома.
Художник снял обшивку со своих холстов и прежде всего показал картину в раме продолговатой формы, в центре которой изображены четыре женские фигуры на фоне белой ночи. Справа на втором плане видна русская северная деревушка. Двадцать лет назад Иван Семёнович написал на Каргополье картину «Встреча белых ночей». И мотив этот волнует его все годы. Для семьи Командующего было написано авторское повторение картины. Мы бережно храним в своей семье первую книжку журнала «Художник» за 1961 год, где помещена цветная репродукция замечательной картины.
Потом Иван Семёнович поставил на мольберт набросок портрета Командующего Северным флотом, адмирала Чернавина Владимира Николаевича в чёрной форменной шинели и фуражке. Уже в наброске художнику удалось передать интеллектуальный взгляд и биографию мужественного военного моряка, командира, флотоводца, патриота. Лицо Ивана Семёновича было вдохновенно озарено радостью от воплощения замысла:
– Очень живописное, выразительное лицо у Владимира Николаевича. Мне просто посчастливилось жить во флотской столице. Портрет до завершения работы пока никому показывать не буду.
С Владимиром Николаевичем художник был знаком давно, когда тот имел звание капитана второго ранга, восхищался этой незаурядной личностью и был единственным из художников, кому разрешалось творить в закрытом городе.
На обед Иван Семёнович не ходил, дорожил каждым часом: «Мне же 56 уже, а столько надо успеть сделать!» Его коллега по прежней работе в педучилище Глафира Ивановна приносила ему каждый день в термосе горячий суп, чай, бутерброды, делала фотографии выбранной им местности и снимала этюды, сопровождала его при поездках в пригород на Щук-озеро.

25 июля 1980 года.

Выставка Ивана Семёновича Котова в Североморском Доме офицеров – большое событие в культурной жизни флотской столицы. Три зала отводилось для экспозиции ста пятидесяти картин известного и многими любимого художника. Под общим названием «СКАЗ О СЕВЕРЕ» были представлены три цикла: «Каргополье», «Беломорье», «Земля Кольская». К выставке издан подробный каталог работ художника.
На открытии выставки присутствовали Командующий Северным флотом адмирал Владимир Николаевич Чернавин (впоследствии Главком ВМФ СССР, Герой Советского Союза), его супруга Надежда Павловна, дочь Ольга, искусствовед, тогда аспирантка МГУ, командиры войсковых частей и соединений, руководители области и города, деятели культуры, журналисты.
Был составлен график посещения выставки для предприятий и организаций, средних школ. В школах проводились сочинения по творчеству художника.
Обстоятельные статьи об Иване Семёновиче появились в газетах «На страже Заполярья», «Правда Севера», «Североморская правда». По радио прозвучала специальная передача. Экскурсии вели искусствовед Татьяна Владимировна Зеленина, полковник Георгий Дмитриевич Сороковиков, я и другие.
Выставку посетило более десяти тысяч человек. Оставлено три тома отзывов посетителей. Ценители подлинного искусства единодушно отмечали: Иван Семёнович как художник открыл людям заново красоты Заполярья. Особенным успехом пользовались картины: «Свежий ветер», «Бортовая волна», «Североморцы», «В дальнем походе», «Маяк Гранитный», «Сопки Заполярья», «Камни Линахамари», «Губа девичья», «Жемчужное ожерелье», «Причалы мужества», «Портрет лейтенанта Царегородцева», «Встреча белых ночей», «Помор», «Сельский праздник», «Сирень».
Интересно было наблюдать за восприятием своих картин самим художником как посторонним зрителем. Он любовался их живописными достоинствами, припоминая, когда и где его чувственно поразил «мотивчик» и подчас неподдельно удивляясь : «Неужели это я написал?»
Иван Семёнович несказанно радовался, увидев на выставке двух своих выпускниц из Каргопольского педучилища – Верочку Караваеву и Верочку Федотову. Первая, отработав десять лет математиком, после окончания художественно-графического факультета Костромского пединститута работала директором Мурманской художественной школы, и ей присвоено звание Заслуженного работника культуры Российской Федерации. Он первым открыл её настоящее призвание, и она написала воспоминания о своём учителе. В её комнате висит на стене подаренный художником этюд под названием «Масельга».
Вторая, заведующая детским садом, призналась: «Мне часто снятся картины Ивана Семёновича. Всё будничное уходит на второй план. Я испытываю душевный подъём, прилив новых сил».
…Оставшись довольным своей выставкой, Иван Семёнович отправился
с моряками в дальний поход на крейсере «Мурманск»:
– Устроили меня в отдельной каюте. За этот поход я создал семь этюдов. Написал галерею моряков и заново-бортовую волну. После выставки подарю Владимиру Николаевичу. Три сеанса писал на палубе. А три дня простояли у острова Кильдина. Чудо, а не остров! Хорошо его описал когда-то Михаил Пришвин и сочиненённую легенду о нём. Не оторваться: отвесные скалы прямо спускаются в море, или, точнее сказать, выступают из моря, словно сказочное чудовище из воды хребет свой показывает. Взял свой этюдник – и, хотя не входило в мои планы отвлекаться от намеченного, – всё отложил, стал писать громаду Кильдина. Раз в жизни увидишь такое – и уже никогда не забудешь!
Один день на палубу не выходил: «разыгрывалась» защита от химического нападения, и все бегали с противогазами.
– Запиши-ка один интересный эпизод для потомков.
При мне на корабль прибыл заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал В.С.Кругляков. Увидел меня и спрашивает: «А вы здесь что делаете?» Отвечаю бодро: «Работаю. Пишу этюды.» Командир крейсера шепнул ему: «Художник находится здесь с разрешения Командующего. Гость флота.» Тогда он сосредоточенно всмотрелся в этюд и сказал: «Ну, что же, неплохо, неплохо.» А когда он уходил с корабля, то ещё раз посмотрел на меня и сказал: «Даже и меня тут изобразили…Ну, ладно, успехов вам в вашем творчестве.»
– По нашему крейсеру в ходе учений с подводных лодок запускались торпеды. Одну из них я увидел у самого борта. Ткнулась она в борт, а потом стала вертикально, подавая сигналы: «Есть попадание!» Мы обнаружили и «потопили» одну подводную лодку условного противника. А потом отражали «атаки вражеской авиации». Из семи самолётов «уничтожили» четыре…
С гордостью носил Иван Семёнович нагрудный знак «За дальний поход». Многие работы художника выставлены в разных музеях нашей страны.